Навальный: слишком большой, чтобы упасть

Главный оппозиционный политик уже больше полумесяца находится в коме. Его отравление совершенно точно отразится на всей стране, но последствия непредсказуемы.

«Слишком большой, чтобы упасть». Так говорят про очень крупные корпорации, неудачи которых могут иметь катастрофичные последствия для всей экономики. Поэтому даже во времена финансовых кризисов часть государственных усилий обычно направлена на их поддержку. Так можно сказать и про Алексея Навального: его вес в российской политике достиг такого размера, что серьезное происшествие с ним способно запустить волны, затрагивающие каждого.

За последние десятилетие Навальный закрепил за собой статус главного российского оппозиционера. До него пытались тоже: Каспаров, Касьянов, Лимонов, Явлинский и Немцов из числа внепарламентских политиков, системные игроки. Кто-то становился лидером протеста лишь в собственных глазах, у кого-то получалось на какое-то время очутиться в авангарде сопротивления. Но только основатель Фонда борьбы с коррупцией оказался безальтернативным «собирателем» критически мыслящих русских.

Однако нельзя утверждать, что Навальный сам виновен в этой установившейся политической монополии. Как и в том, что расследования ФБК имеют куда больший публичный резонанс, чем большинство антикоррупционных публикаций журналистов. Более того, он часто делился своим ресурсом: к примеру, несколько раз в своем телеграм-канале репостил призывы донатить «Метле», хотя мы его об этом даже не просили. Вероятно, понимал, что существование пусть и некрупных, но независимых и крепко стоящих на ногах медиа отвечает общественным интересам. Которые в его глазах перевешивают совершенно нормальное для любого человека стремление быть первым и единственным.

Этим можно объяснить и поддержку Навальным других политиков, включая депутатов от парламентских партий. Что вообще-то для российской политики нонсенс: обычно лидеры движений от мала до велика ревностно относятся даже к коллегам внутри своей организации, не говоря уж о внешних конкурентах, играющих с ними на одном поляне. А уж призывы голосовать за других – это вообще недосягаемая высота.

Возможно, Навальный и понимает, что от него не убудет. И для подобной самоуверенности, чего уж там, есть основания. Расследования ФБК действительно по профессионализму часто превосходят работу СМИ, а сравнимым мобилизационным эффектом для политического действия совершенно точно не обладает больше ни одна рассчитывающая на уличную поддержку масс структура: как внутри парламента, так и за его стенами. Поэтому, конечно, Навальный серьезно угрожал системе.

Кремль, кажется, еще семь лет назад сам понял, что упустил момент для того, чтобы его посадить: вместо забвения, как это нередко происходит с народными трибунами, он обрел бы еще больше активных сторонников. То есть перешагнул тот рубеж, перед которым его можно было бы относительно безболезненно изолировать. Стал «слишком большим»: сажать оставалось других оппозиционеров, как и во время финансовых кризисов допускать крах множества мелких компаний. Даже при всей нелюбви государств к огромным корпорациям их все-таки следует поддерживать на плаву: в противном случае, вызванные их крахом землетрясения способны похоронить и сами правительства.

Почему в августе 2020 года все пошло не так? Находясь в статусе внешнего наблюдателя, долго гадать не имеет смысла: действия людей системы редко поддаются логическому анализу. Возможно, кто-то, возомнивший себя стратегом и насмотревшийся на события в Беларуси, пришел к выводу, что можно упустить момент следующего взрывного роста Навального (а все предпосылки для него в наличии). И решил действовать на упреждение. Опять же, лишь возможно: эта одна из версий, которая как может иметь под собой основания, так с тем же успехом и не иметь.

Совершенно же точно покушение на жизнь Навального отразится на каждом из нас и на стране в целом. И речь не только про скачки курсов валют и возможные западные санкции. Брожения умов россиян в среднесрочной перспективе способны вылиться во что-то более глобальное, чем ставшие уже привычными очереди на одиночные пикетирования. Решившие отравить лидера оппозиции запустили процессы, просчитать последствия которых не может никто, включая их самих. Остается наблюдать, но не только. Еще желать Навальному максимально скорого выздоровления, верить только его жене и ближайшим соратникам, а еще по возможности поддерживать ФБК. Ведь общественные институты, как бы это цинично ни звучало, в конечном счете важнее людей, а созданный Навальным мощный политический инструмент стал бы безусловным благом для любой страны.

Комментировать

один × пять =